понедельник, 16 октября 2017 г.

Т. Казакова о романе "Место для шага вперёд"

Ещё с Academia.edu.


Как уже сказано, текст написан не в середине нулевых, а в 1999 году. Но его долго не печатали — "Эксмо" и "Simposium" не ответили, отказал какой-то ТЖ (я уже забыл, куда именно отсылал). Публикация состоялась только после лонг-листа "Дебюта" (2006).

Образ учителя в художественной литературе: трансспективный анализ
Т.В. Казакова (Лесосибирск, Россия)

АНТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ В XXI ВЕКЕ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Сборник материалов V Сибирского психологического форума 3–5 октября 2013 г. Томск
Издательский Дом Томского государственного университета, 2013. – 284 с.


"В 90-е годы в системе образования наступает «стадия разочарования» (Митина, 1997), в результате чего складывается мнение, что система не справляется со своей задачей и не обеспечивает ожидаемых от нее экономических и социальных выгод. В этой ситуации профессия учителя воспринимается как унизительная (например, «почему я должен уважительно говорить о человеке, которого не уважаю? - Учителя ты обязан уважать!– Ничего я никому не обязан!») и бесполезная («Зачем вам менять престижную профессию на наше безнадежное дело?»), а мастерство педагога ставится под сомнение («Нормальный человек в школе не выживет!»). В новое время пришли новые идеалы, а герой-учитель постепенно исчез из отечественной литературы. От современного педагога ждут, прежде всего, результативности, что, несомненно, обусловлено и внедрением ЕГЭ, тем самым, по мнению В.И. Загвязинского, человекосозидающая, культуротворящая сущность образования подменяется и затушевывается рыночными категориями (Загвязинский, 2010).
  Что-то стоящее внимания об учителях стали писать снова только с середины “нулевых”. Первым стал Алексей Иванов – “Географ глобус пропил” (2003), “Место для шага вперед” Елены Георгиевской (Волга-XXI век), “Класс коррекции” Екатерины Мурашовой. Однако главной темой в современной «школьной» прозе - кризис учительства не как профессии, а как определенной культурной позиции, предполагающей если не обладание истиной в последней инстанции, то, по крайней мере, хотя бы какое-то право говорить от ее имени. Человек, стоящий у доски и пытающийся проповедовать и учить, в этой литературе заранее обречен. В конечном счете, в условиях коммерциализации образования, учитель начала XXI века скорее даже вынужден быть «полезным», что возвращает его в XIX век. Сказанное позволяет считать образ учителя «чувствительным к изменчивой и подвижной природе человеческой реальности, поскольку является частью этой реальности» (Брунер, 2001). Кроме того, трансспективный анализ показывает постоянную «развертку» образа учителя в конкретных исторических и социально-политических условиях". 



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Примечание. Отправлять комментарии могут только участники этого блога.