четверг, 24 августа 2017 г.

"Фашистов остановит не отмена митингов, а лишь прямое действие"

Перевод мой


Вслед за двумя ужасающими расистскими убийствами и ещё одним случаем почти фатальной резни в вагоне скоростного поезда MAX Light Rail (обслуживает 97 станций в Портленде, штат Орегон — прим. переводчика), гнев побудил альт-райтов совершить преступления в масштабах всей страны, и за последние несколько месяцев они совершили серию запланированных убийств, поджогов и бурных митингов против цветных людей, ЛГБТ-храмов и центров и антифашистских демонстрантов по всей Северной Америке.
 35-летний Джереми Джозеф Кристиан, подозреваемый в убийствах, присутствовал на последнем митинге «Свобода слова», организованном группами местных патриотов, альт-райтов и ополченцев, где выкрикивал расистские оскорбления и зиговал. Те же правые боевики, что организовали эту демонстрацию, 4 июня готовят ещё один митинг «Свободы слова», и даже набегают различные альт-райтовские «говорящие головы», вроде Кайла Чапмена по прозвищу «Альт-Рыцарь» и Запечённой Аляски, которого выгнали с трамповского торжества в Вашингтоне за постинг неонацистских и антисемитских высказываний и изображений. Эта же группа также планирует 10 июня провести другой митинг — против мусульманского сообщества.

"Лиterraтура", №103

суббота, 19 августа 2017 г.

Статья Ольги Логош о "Балтийском кольце"

"18 марта Томас Чепайтис и Артём Верле провели мастер-класс «Стихи везде» в  Тартуском центре развития социального капитала. После мастер-класса начались поэтические чтения. Поэты выступали в секциях «Новаторы», «Традиционалисты», «Эстонская речь». Из Таллинна на чтения приехали П. И. Филимонов, Дмитрий Краснов, Марина Викторова и др. В вечере традиционной поэзии участвовали Юрий Касянич, Полина Копылова, Марина Викторова и Милена Макарова. А новаторские техники письма представили Игорь Котюх, Артём Верле, П. И. Филимонов, Елена Георгиевская, Арсен Мирзаев, Томас Чепайтис и я. В отдельном блоке выступили Людмила Логинова, Надежда Валк, Вера Казак и другие тартуские поэты.
В целом, формат фестиваля «Балтийское кольцо» оказался удачным. На мой взгляд, организаторам удалось пригласить сильных поэтов, живущих в разных странах, с совершенно различными техниками письма и взглядами на литературу. Если не считать российских авторов, все они живут в ситуации двуязычия, принадлежат сразу к двум культурам — русской и европейской. Такая ситуация может оказаться очень продуктивной, поскольку контакты с иным языком обогащают язык русской поэзии. Чтобы далеко не ходить, можно вспомнить успешные проекты рижской текст-группы «Орбита»".
Тут можно увидеть кусок моего профиля, потому что люди крупного сложения меня обычно почти полностью загораживают:



четверг, 17 августа 2017 г.

"Двоеточие", №27

https://dvoetochie.wordpress.com/dvoetochie-27/

"Пару лет назад редакторам «Двоеточия» посчастливилось стать обладателями антологии «Чучело совы» («The Stuffed Owl: An anthology of bad verse»).
«Чучело совы» — это антология плохих стихов, составленная в 1930 году парочкой модернистов Уиндхамом Льюисом и Чарльзом Ли. На ее страницах эти добрые малые собрали жемчужины самой напыщенной, тривиальной и высокопарной поэзии, написанной когда-либо по-английски. Среди ее авторов можно найти Драйдена, Купера, Вордсворта, Байрона, Китса, Лонгфелло, Эмерсона и многих других классиков английской и американской литератур. Составители будто задумали продемонстрировать читателям бессмертный и неистребимый характер поэтического самоослепления и самодовольства.
Пока мы листали свою находку и размышляли над принципами ее составления, нам пришла в голову мысль: а почему бы самим поэтам не составить антологию своих плохих стихов? Ведь наверняка почти у всех есть стихи, которые они никогда не публиковали или, наоборот, опубликовали, а теперь жалеют об этом, потому что знают, насколько те плохо соответствуют их собственным критериям. Еще интереснее могли бы оказаться сопроводительные эссе, в которых рассказывалась бы история поэтических фиаско и разбирались бы их недостатки не с точки зрения «чужого дяди», а с арс-поэтических позиций самих авторов. Зачем дожидаться, пока до них доберется новое поколение весельчаков? Переиначив старую пословицу, мы бы сказали: «хорошо смеется тот, кто смеется первым».
Эту идею мы предложили вниманию более чем двух сотен пишущих и публикующихся авторов. Откликнулись на нее двадцать два храбреца, «золотая десятина»".

Там есть моё "Эссе о плохих стихах".

вторник, 8 августа 2017 г.

Сергей Есин. Рецензия на повесть "Хаим Мендл"

Размещаю, потому что в сети её до этого не выкладывали. Замечено, что Есин всех мало-мальски умеющих работать с текстом студенток подозревал в плагиате, вот один из более поздних примеров:

Неспособность литинститутских мастеров в 2014 году проверить произведение на оригинальность говорит о многом, но обсуждать это я сейчас не буду, вспомню только, что в одной электронной библиотеке кто-то поглумился и запихнул дневники Есина в серию "Ревизионизм Холокоста".



Сергей Есин
О работе Елены Георгиевской «Хаим Мендл»

 До сих пор в этой работе меня смущает одно: не очень ли это тонкая литературная мистификация, не подсунули ли мне какой-нибудь неизвестный классический текст русскоязычного еврейского классика? Я перебираю в памяти и впрямую вроде бы не нахожу чего-то похожего. Я даже решил обратиться, на профессорский позор, к самой студентке: не подворовала ли она это где-нибудь, деточка? 

Елена Гапова "Классы наций. Феминистская критика нациостроительства"

В новой книге Гапова цитирует материалы с сайта "Товаришка" не пропадёт наш скорбный труд. Увеличивается по клику.
Читать книгу можно здесь, пока не удалили.





"Богатый Бездельник" — повар Артём Кутаков, он же Иванов Сергей Сергеевич

 Максимально подробный текст по просьбам. Под катом — скрины.
 Меня опять спрашивают, какое отношение ко мне имеют ужасные лесбийские стихи и отзывы некоего Богатого Бездельника, встречающиеся в интернете.
 Ровным счётом никакого. Я иногда создавал мистификации, но такую бы не потянул — отчего, см. ниже. После инцидента я написал девушке (комментаторы называли её Олей), она не ответила и немедленно удалила один из постов.
  От имени "Богатого Бездельника" в сети публиковались антисемитские и гомофобные тексты вперемешку с псевдобуддистскими — до настоящего буддизма автору как до луны. По всей вероятности, это псевдоним повара Артёма Кутакова или его знакомого, с чьей подачи Артём написал на меня в милицию безумный донос в 2009 году. Вот фейсбук Артёма, а это — форум графомана, где вирши "Богатого Бездельника" ещё в 2015 году размещались пользователем по имени Артём.

понедельник, 7 августа 2017 г.

Александр Рекемчук. Рецензия на повесть "Хаим Мендл"

Писатель и сценарист, профессор Литературного института имени Горького Александр Рекемчук скончался в четверг на 90-м году жизни. 

Когда-то он написал на мой текст такой отзыв.

Александр Рекемчук
Рецензия на повесть Елены Георгиевской «Хаим Мендл»

 Я высоко оцениваю дипломную работу Елены Георгиевской: она талантлива, мастеровита, образована, обладает тем потенциалом гражданской и творческой дерзости, без которого нет писателя.
 В её повести «Хаим Мендл» очень достоверно воспроизведена эпоха, которую уже можно считать исторически далёкой — конец позапрошлого века.
 Но её мотивации остаются весьма актуальными: «Всегда есть куда бежать», — возразил Хаим. Ему отвечает Агнешка: «Нет. У вас есть ваша Палестина. Туда очень трудно добираться, но она существует в реальности, а наша свободная Польша существует только в воображении...»
 Надеюсь, автор извинит мне экскурс в повесть другого молодого писателя. Только что, в январе, премия журнала «Кольцо А» за 2005 год присуждена моей студентке Наталье Авдеевой (2-й курс) за повесть «Кто слышит молчащего». Героиня этой повести — литовская девочка Лайма Адомавичюте. Я спросил Наташу: «Ты литовка?» — «Нет». — «Ты родилась в Литве?» — «Нет». — «Но ты знаешь литовский язык?» — «Да. Я и польский выучила». — «Зачем?..» На этот мой последний вопрос, пожалуй, лучше всего отвечает сама повесть. И предпосланное ей посвящение: «Всем, кто потерял себя. А также Наталье Забродиной».
Вот он — ответ! Потому что мы все потеряли себя. В том числе русские — в нынешней чудовищной капиталистической России.
 И, коль уж я затронул политику, обращусь к финальной строке повести Елены Георгиевской: «Сын Хаима (или ребе Рафаэльзона, не будь он рядом помянут) стал военным комиссаром во время революции в России, не будь она рядом помянута...»
В повести Валентина Петровича Катаева «Уже написан Вертер» (вызывающе скандальной для своего времени!) её главный герой, комиссар Наум Бесстрашный, в экспозиции изображён у ворот монгольской столицы Урги, где у каждого входящего в эти ворота солдаты-цирики срезают косу. Этих кос уже настрижен целый стог! И Наум Бесстрашный изрекает с удовольствием: «Урожай реформ!» Он предчувствует, как повторит эту фразу, вернувшись домой, в кафе имажинистов, а также при встрече с Троцким: «Урожай реформ!»
 Теперь, перечитывая катаевского «Вертера», я поразился этой формуле. Ведь слово «реформа» — отнюдь не из большевистского лексикона! Наоборот, большевики считали это слово зазорным, относили его к обиходу своих противников. Откуда же оно у Катаева? Тут могут быть два ответа. Первое: автор не посмел употребить выражение «Урожай революции». Уж за это его бы не помиловали! Ответ второй: далеко де глядел наш классик, Валентин Петрович Катаев, угадавший чубайсовские реформы и самого Чубайса!

А. РЕКЕМЧУК, профессор


Февраль 2006 г. 



Статьи за август (обновлено 30.08)